ПАМЯТИ ЛУЧШЕГО КАЛИБРОВЩИКА СССР

18.04.18 23:35 Новости

1904_kalibrovshchikВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

26 апреля 2018 исполняется 90 лет со дня рождения выдающегося, но не очень «пропиаренного» чусовлянина Б. Илюковича. Чусовой он покинул 45 лет назад и сегодня мало кто из чусовлян помнит этого яркого человека (тем более что на сайте завода я даже не обнаружил рубрику «История»). И все же думаю, что нынешнему поколению моих земляков будет интересно и полезно прочитать о нём.
Если сочтете целесообразным опубликовать мои «записки», буду признателен.
С наилучшими пожеланиями Евгений Сапиро
Девяносто лет назад в апреле 1928 года родился Будимир Михайлович Илюкович. Пятьдесят пять лет своей трудовой, творческой жизни он отдал металлургии, прокатному производству. Двадцать три года (с 1951 по 1973 год) - Чусовскому металлургическому заводу. Помощник мастера стана 800, начальник вальцетокарной мастерской, главный калибровщик, главный прокатчик завода.
За эти годы он разработал 45 калибровок новых профилей проката. Не рядовых - самых передовых в СССР. Экономичных, сводящих к минимуму отходы, брак. На основе своих разработок он, работая на заводе, написал две книги, защитил кандидатскую и докторскую диссертации (докторскую - первую за историю Чусового). Все эти годы Будимир Михайлович не только занимался калибровкой, писал, но и щедро делился опытом, знаниями с коллегами, учениками.
Прежде чем принять в 1973 году приглашение возглавить кафедру на Днепродзержинском металлургическом заводе, он подготовил себе достойную смену - Станислава Меркурьева. И все годы работы на Украине он не прерывал связи с чусовлянами.
О работе Будимира Илюковича на Украине можно судить по его многочисленным наградам, книгам, статьям, изобретениям. Но самую точную её характеристику дают книга, изданная в Днепропетровске к его, увы, несостоявшемуся восьмидесятилетию и посвящение к статье в журнале «Металл бюллетень. Украина» - №5, 2008»: К 80-летию со дня рождения «Калибровщика № 1 СССР», профессора Будимира Михайловича Илюковича-Страковского (1928-2004 гг.)
Почти пять лет мне посчастливилось поработать с этим замечательным специалистом и человеком. В своей автобиографической книге я не мог не написать об этом общении. И мне греет душу, что посвящённые ему строки благодарности Будимир Михайлович успел прочитать.
В прокатном производстве есть уникальная специальность. Чтобы придать металлу требуемую форму, заготовку несколько раз пропускают через вращающиеся валки. В валках нарезаны желобки - калибры. От того, насколько удачна конфигурация калибров, зависит очень многое, почти всё: производительность стана, качество готового проката, процент брака. Даже безопасность работы. Конфигурацию, конструкцию калибров разрабатывает калибровщик.
Даже сегодня, когда имеется прекрасный программный продукт, моделирующий процессы деформирования металла, калибровка остаётся сочетанием науки и искусства. Сорок лет назад науки было процентов 20-30, остальное - интуиция, опыт, талант. Эти качества перепадают не каждому и не сразу. Так что, хороший калибровщик относится к категории незаменимых.
В годы моей работы на Чусовском заводе, главным калибровщиком был Будимир Михайлович Илюкович. К моменту нашего знакомства он уже оставил позади тернистую дорожку молодого специалиста и явно превзошёл профессиональный уровень своего предшественника. Посему был признан вальцовщиками, мастерами и (куда денешься) руководством. «Куда денешься» потому, что был независим, умел постоять за себя, являясь, к тому же, порядочной «язвой». Мог припечатать так, что над объектом его сарказма потешалась половина завода.
Каждое утро он обходил все пять станов, интересуясь, как прошли рабочие сутки. Если были нелады, подсказывал, что и как следует делать, что и как - не следует. В случаях, когда претензии были в его адрес, или убедительно доказывал, что он «не верблюд», или соглашался и оперативно вносил исправления в калибровку. Следил, чтобы изменения на ватмане как можно быстрее были воплощены в металле.
По давней традиции, участие в этой процедуре принимал и я, как начальник вальцетокарной мастерской. С Б. Илюковичем мы были в разных весовых категориях. Не только в производственной, но и в личной сфере. Он был старше меня лет на пять, женат, имел сына, а я ещё ходил в холостяках. На работе солидная разница в «весе» осталась до конца нашей совместной деятельности, хотя я полегоньку набирал производственный «жирок». Но и он на месте не стоял. А по жизни грань довольно быстро исчезала. На этот процесс не повлияло и то, что вскоре я стал непосредственным его подчинённым (калибровщиком). Я (снизу) неукоснительно выполнял принцип «дружба дружбой, а служба службой» и старался не ставить своего шефа в неловкое положение. Не могу сказать, что мы стали друзьями. Но более, чем приятелями, более, чем коллегами.
Влияние Б. Илюковича на меня укладывается в две народные мудрости. В первую: «С кем поведёшься, от того и наберёшься» - один к одному. Во вторую: «Дурной пример заразителен» - с существенной поправкой: заразительным бывает и добрый пример. Глядя на него, я стал систематизировать проходящий через меня материал, появилась тяга к обобщению, классификациям, отжатию «сухого остатка», потребность сказать или сделать что-то своё. Как результат - первое рационализаторское предложение, внедрённое через два месяца.
Туманно, на уровне фантастики, изредка стали появляться мысли о диссертации. Б. Илюкович переводил эти мысли из категории «платонической» в гастрономическую. «Кандидатская степень,- говорил он, - это кусочек хлебушка с маслицем. А докторская - это уже цыплёнок табака».
В 1961 году глядя на него я отважился не только написать небольшую статью, но и отправить её в самый авторитетный металлургический журнал «Сталь». Вскоре, без какой-либо протекции, она была опубликована и очень пригодилась. Среди поступавших в аспирантуру пермского политеха в 1962 году, я был единственным, имеющим публикацию в центральной печати.
Объединяло нас и то, что по чусовским масштабам и возможностям (с учётом отпусков и командировок), мы были гурманами. Когда советская торговля и СЭВ осчастливили нас нетрадиционными продолговатыми бутылками венгерского вина (мы их называли «фауст-патронами»), «усидеть» в выходной две-три бутылки, в период моего спортивного межсезонья, было приятной нормой.
Легкой руке Б. Илюкович чусовской городской фольклор обязан несколькими, на мой взгляд, шедеврами.
Защитив кандидатскую, он получил приглашение в челябинское НИИ. Уезжать не хотелось: на заводе почти всё было «науровне», уже наклёвывалась докторская. В смысле «почти», или «ложки дёгтя» была тесная, однокомнатная квартира. Из осведомлённых источников стало известно, что освободилась трёхкомнатная. Свежеиспечённый кандидат наук направился к директору - Г. Забалуеву. Изложил суть вопроса: зовут, родной завод дороже, но НИИ соблазняет большим городом и просторной квартирой. Соблазны могут быть уничтожены предоставлением трёхкомнатной, которая в наличии имеется. Григорий Прокопьевич, вышедший из парторгов ЦК ВКП(б), произнёс, примерно, следующее:
- Будимир Михайлович, мы в твои годы жили в бараках и были довольны. Вот ты руководил агитколлективом на выборах, ходил по домам, видел, как люди живут. Признайся, дам я тебе на троих трёхкомнатную, ведь стыдно будет!
- Правда ваша, Григорий Прокопьевич! Стыдно! Но как удобно! Детская, спальня и кабинет!
Будимир («будущий мир») был сыном расстрелянного в 37-м году дивизионного комиссара, профессора расформированной тогда же Ленинградской военно-политической академии. Чудом получивший высшее образование, распределённый как сын «врага народа» в Чусовой, как в ссылку, Б. Илюкович ненавидел «усатого» (вождя всех времён и народов). Мы познакомились после ХХ съезда, когда эту ненависть можно было не скрывать. Уже в ту пору он на многое открыл мне глаза. И в моих демократических убеждениях - немалое от него.
Евгений Сапиро

РЕКЛАМА

Программа развития Пермского края

Рекалама на ЕЧ

jpg-заглушка

Рекалама на ЕЧ

ССЫЛКИ

Вконтакте Facebook
НЕОЧУС Чусовской Информер
Рекламное место
Рекламное место ЕЧ-кнопка
Чусовской краеведческий музей
TVRain
А. Эйнштейн