ПАМЯТЬ ЖИВА

16.06.16 00:11 Статьи
1606_pamyatt
Нина Семёновна Лунегова - фото из
личного архива героини материала
15 июня, пока мы верстали этот номер «Единого Чуового», к нам в редакцию заглянул гость. Мужчина лет 50 попросил поделиться фотографией Ксениевской церкви. На вопрос зачем ему это, ответил, что собрался воссоздать храм в уменьшенном виде. От предложения рассказать о процессе и показать результат отказался напрочь - не хочет хвастаться. И ушёл, даже не назвав своего имени. Мы всё же надеемся, что он заглянет к нам ещё раз и расскажет, что у него получилось.
Неравнодушие чусовлян к старому храму говорит о том, что это не один из множества разрушенных строений, а ноющая рана, которая нуждается в лечении.
Жители города никогда не были равнодушны к святым местам. Большевики ведь не случайно приняли решение о разрушении храма - один его вид говорил о том, что вера живёт, не пропала, не убита напрочь. И сейчас ещё живы люди, которые помнят, на какие подвиги шли чусовляне, чтобы спасти свою веру.
Историю своей семьи нам рассказала Нина Семёновна Чабунина. Она не относится напрямую к Ксениевской церкви, но, как нам кажется, красноречиво показывает один из моментов истории города сразу после закрытия храма на улице Фрунзе. Нина Семёновна вспомнила, как в начале 30-х бабушка водила её в храм.
- Скорее всего, это не была Ксениевская церковь, раз её закрыли в 1928 году, - говорит пожилая женщина. - Наверное, это была церковь на улице Пашийская или в Камасино (вряд ли первая, храм на улице Пашийской открыли только в 1947 - прим. авт.) - Мне было лет шесть, мама брала меня за руку, и мы из Чунжино шли в храм. А по пути обратно она мне покупала сайку и черный виноград.
Через несколько лет эта самая сайка станет только лишь сладким воспоминанием: в войну маленькая Нина обходилась полуголодным пайком, и, если повезёт, мороженой картошкой.

История

В 1937 году, в разгар репрессий, священника Константина из храма в Камасино укрыла семья Лунеговых (девичья фамилия нашей героини).
- Он жил у нашей бабушки, и нам, детям строго-настрого наказывали не выдавать кто у нас жил. Прятали его по очереди, жил он даже у родственников Фетисова, председателя горкома партии, так что не знать об этом он не мог. Но не выдал. Прятали отца Константина не один год - до начала войны, потом он вернулся в свою церковь. В войну советская власть стала терпимее к верующим, и участи священника уже ничего не угрожало, - рассказывает Нина Чабунина.
Правда, в распоряжении «Единого Чусового» есть собственная публикация за 2011 год, где её автор, Георгий Смирнов, утверждает, что священник церкви Рождества Богородицы в Камасино Константин Серебряков был арестован в 1937 году и приговорен к расстрелу. Вместе с ним расстреляны председатель церковного совета Прокопий Махнутин. Кто прав? Спасся ли отец Константин?
Наша героиня (а надо сказать, что её трезвому уму и отличной памяти позавидует и иная молодая дама) утверждает, что Констатина Серебрякова чусовляне всё-таки спасли. И умер он гораздо позднее - в 50-х годах. По её словам, место его упокоения находится на городском кладбище, правее братской могилы.
Хочется верить, что это было именно так. Ведь не зря же судьба, которой ведает сам Бог, потом хранила её семью. Их не арестовали в 1937, они уцелели в войну, да и сама Нина Лунегова, закончив всего 5 классов, и уже в 11 лет начав работать, всё равно смогла потом получить школьное образование, потом закончить техникум, поработать на целине, выйти замуж, обзавестись дочкой, потом внучкой. А помимо этого быть одной из лучший бегуний города, побеждать в соревнованиях - её грамотами можно было завесить весь дом. А самое главное, не потерять ни юмора, ни ума, ни жизнерадостности, ни присутствия духа в самые тяжёлые времена.

Елена Березина

РЕКЛАМА

Программа развития Пермского края

Рекалама на ЕЧ

jpg-заглушка

Рекалама на ЕЧ

ССЫЛКИ

Вконтакте Facebook
НЕОЧУС Чусовской Информер
Рекламное место
Рекламное место ЕЧ-кнопка
Чусовской краеведческий музей
TVRain
А. Эйнштейн