Нет проблемы в своем отечестве. ОПРОС

29.05.15 10:15 Важная новость
Почему Фонд развития моногородов, возглавляемый пермским депутатом Скривановым, пока не помог ни одному из проблемных городов края?

Свежие статистические данные, в том числе по промышленному производству и реальным доходам населения, подчеркивают: кризис в регионах пошел по жесткому сценарию. И наиболее чувствительный удар, как и предполагалось, получат моногорода. В правительстве это понимают и готовы по традиции залить проблему деньгами. Тем значительнее становится ответ на вопрос: а кто ими будет распоряжаться?

 

Дмитрий Скриванов
Игорь КАТАЕВ / newsko.ru

 

«Наша задача — сделать условия жизни людей в моногородах более комфортными. Этими вопросами займется Фонд развития моногородов. Мы рассмотрим вопрос о предоставлении фонду субсидий из федерального бюджета. Деньги в целом выделяются достаточно значительные», — так в октябре 2014 года премьер-министр Дмитрий Медведев комментировал создание госкорпорацией «Внешэкономбанк» некоммерческой организации «Фонд развития моногородов».

В апреле нынешнего года правительство утвердило перечень монопрофильных муниципальных образований: так 319 городов в 62 регионах России получили право на предоставление финансовой помощи. Однако в правительстве предупредили: фонд не сможет одновременно решать проблемы всех моногородов — основное внимание будет сосредоточено на развитии жизни граждан в населенных пунктах с самым тяжелым социально-экономическим положением, а их 75. К 2020 году не менее 6 моногородов из категории «с наиболее сложной социально-экономической ситуацией» перейдут в категорию с «управляемыми рисками», заключали в кабмине.

Тут же возникает вопрос: зачем это ВЭБу понадобилось создавать отдельную НКО? Ведь инвестиционные проекты в моногородах и так реализовывались. Оказывается, все дело в форме финансирования. Госкорпорация давала деньги в долг, что, безусловно, предполагало их возврат. По данным официальной отчетности, на 1 апреля 2015 года ВЭБ имел портфель из 41 инвестиционного проекта в моногородах общей стоимостью 738 миллиардов рублей.

Можно, конечно, допустить, что есть проекты, а точнее, территории, которым кредит не может выдать даже госкорпорация и которые нуждаются в эксклюзивных условиях финансовой поддержки. То есть — в безвозвратных субсидиях. Это тоже не совсем новая практика: в 2010–2011 годах прямую бюджетную поддержку получали 49 моногородов России на общую сумму 24 млрд рублей.

Тогда отбором наиболее проблемных территорий занималась специальная правительственная комиссия по экономическому развитию и интеграции (в ее состав вошли полномочные представители федеральных органов исполнительной власти, институтов развития, общественных организаций).

Однако в 2014 году в правительстве почему-то решили создать вместо комиссии отдельную НКО. Так и появился Фонд развития моногородов, который вскоре заключил соглашение о предоставлении субсидии из федерального бюджета.

По словам Дмитрия Медведева, всего фонду планируется выделить почти 30 млрд рублей, из которых 3 млрд уже в 2014 году и 26,5 млрд — в последующие три года.

В ФРМ уже знают, как эффективно потратить эти деньги. Согласно прогнозу расходования денежных средств в период 2015–2017 годов, на финансирование создания объектов инженерной инфраструктуры предполагается направить порядка 22 млрд рублей; на финансирование инвестиционных проектов и предоставление консультационных услуг — 6,2 млрд рублей; ну и пару миллиардов рублей на административные расходы. (Вот тут очевидным становится преимущество НКО перед правительственной комиссией.)

По сути, мы имеем дело не с институтом развития (для этого есть собственно ВЭБ), а с всероссийским собесом, задача которого — распределить материальную помощь между моногородами, пока это позволяют делать возможности федерального бюджета.

 

Логично предположить, что на руководство такой НКО должны были поставить человека с безупречной репутацией и глубоким пониманием специфики работы как с моногородами, так и с бюджетными средствами. Но генеральным директором фонда стал человек, фамилия которого едва ли известна даже квалифицированному читателю — Дмитрий Скриванов.

Это, конечно, был серьезный карьерный взлет для депутата Законодательного собрания Пермского края. В регионе Скриванова знают хорошо, но скорее как бизнесмена и политика, а не госуправленца.

Главным активом депутата долгое время было ОАО «Молкомбинат «Кунгурский», контроль над которым Скриванов получил в конце девяностых. А в 2011 году комбинат был продан компании «Вимм Билль Данн» за серьезные деньги: по разным оценкам, сумма сделки составила от 700 млн до 1,2 млрд рублей. Красивый «выход» позволил Скриванову укрепить тылы (а именно приобрести квартиру в Лондоне) и попасть в список Forbes (73-е место в рейтинге «Власть и деньги: доходы чиновников»).

Скриванов сосредоточился на политике и первоначально пошел по торному провластному пути, возглавив по линии «Единой России» региональную приемную Путина и курируя местное отделение ОНФ. Но затем, по данным «Новой», вступил в конфликт с одним из федеральных тяжеловесов и уже летом 2012 года превратился фактически в оппозиционера (не выходя при этом из фракции «Единой России»). Он создал в Законодательном собрании так называемый «Клуб двадцати», более известный, правда, как «Группа товарищей». Проявить свою оппозиционность группа смогла в публичном конфликте с новым губернатором Виктором Басаргиным. Скриванов прямо говорил в интервью, что его задача — вырастить «своего» губернатора вместо назначенного президентом отставного министра.

Очевидно, что рано или поздно в этом политическом проекте будет задействован новый ресурс Скриванова — медийный. В 2013 году он получил контроль над газетами «Пермская трибуна» и «В курсе», а также радиостанцией «Эхо Москвы в Перми». Скриванов заявлял, что для него это бизнес-проект, во что, однако, поверить сложно. Если такие планы и были, то сейчас, в условиях катастрофического падения рекламного рынка, особенно в регионах, они точно неосуществимы.

Кстати, для развития проекта Скриванов пригласил модных столичных менеджеров: консультантом ООО «Актив-Медиа» стал Демьян Кудрявцев (недавно купивший долю в «Ведомостях»), а непосредственно холдинг возглавил Тимур Мардер, выходец из «Ньюс Медиа», хорошо известный такими проектами, как «Жизнь» и «Твой день». Довольно быстро они не сошлись характерами с командой «Эха Москвы в Перми», в течение месяца радиостанцию покинули сразу два главных редактора и группа ведущих журналистов. Одной из причин конфликта мог стать отказ ставить в эфир политически ангажированный материал.

Еще более странным с точки зрения бизнеса выглядит решение начать распространение в Березняках и Соликамске локальных версий газеты «В курсе», да еще и тиражом 50 тысяч экземпляров. Это депрессивные города со слабым рекламным рынком и низким спросом на бумажные медиа. Впрочем, если стоит задача не заработать деньги, а получить как можно более широкий «охват» аудитории, то все встает на свои места.

 

Сами по себе политические и медийные проекты Скриванова никаких вопросов не вызывают, тем более что он тратит на них собственные деньги, происхождение которых очевидно. Непонятно другое: как сочетать эту оппозиционную и антигубернаторскую деятельность с руководством Фондом развития моногородов. Не возникает ли тут конфликт интересов? Вот факты, которые позволяют сделать такое предположение.

На данный момент ФРМ заключил десять генеральных соглашений с городами, расположенными в восьми регионах России: Чувашии, Свердловской, Кемеровской, Владимирской, Кировской областях, Хабаровском крае, Татарстане и Дагестане.

В этом списке очевидно не хватает Пермского края. Может, там нет моногородов, соответствующих критериям выделения поддержки из ФРМ? Есть, причем сразу шесть, и это, кстати, самая высокая концентрация на один регион. Согласно распоряжению правительства РФ №1398-р от 29 июля 2014 года, к числу монопрофильных муниципальных образований с наиболее тяжелым социально-экономическим положением отнесены в том числе города Красновишерск, Нытва, Очер, Чусовой, а также поселки городского типа Теплая Гора и Уральский. Представить себе, что гендиректор ФРМ не знает специфику сложившейся там социально-экономической обстановки, нельзя. Зато легко предположить, что работе мешают сложные, мягко скажем, отношения с губернатором Басаргиным.

Так или иначе, результаты работы ФРМ в Пермском крае, а точнее, их полное отсутствие, как нам кажется, должны стать одним из вопросов для попечительского совета фонда.

P.S. «Новая газета» направила Дмитрию Скриванову запрос, в том числе желая уточнить, по какой причине пермские моногорода пока не получили помощь возглавляемого им фонда. Ответа пока нет.

novayagazeta.ru

 

Фонд развития моногородов, возглавляемый Д.Скривановым, занимается проблемами моногородов!

(33 чел. проголосовало)

6.1%
81.8%
12.1%

 

РЕКЛАМА

Программа развития Пермского края

Рекалама на ЕЧ

jpg-заглушка

Рекалама на ЕЧ

ССЫЛКИ

Вконтакте Facebook
НЕОЧУС Чусовской Информер
Рекламное место
Рекламное место ЕЧ-кнопка
Чусовской краеведческий музей
TVRain
А. Эйнштейн